2NDFL.RU
















 08.08.2019
ЧТО ДЕЛАТЬ КОМПАНИИ ПРИ СЛОЖНОМ НДС-РАЗРЫВЕ: СТАТЬЯ ОТ БЫВШЕГО НАЛОГОВИКА

ссылка на статью: бухвести.рф/125511

Представляя в ИФНС налоговую декларацию по НДС, компании и индивидуальные предприниматели, находящиеся на общей системе налогообложения, столкнулись с риском доначисления налога и санкций «конечному выгодоприобретателю» при наличии «сложного налогового разрыва». При обнаружении ИФНС «сложного разрыва» (неуплаты НДС поставщиком 2, 3 и последующих уровней) актуальным для налогоплательщиков стал вопрос отстаивания своих прав при сомнении налоговой инспекции в реальности финансово-хозяйственной операции.

Ситуация с оспариванием сделок при неуплате поставщиком НДС приобрело частый характер после внедрения программного комплекса АСК НДС-2. Программа АСК НДС-2 представляет собой комплекс, сверяющий данные книг покупок и продаж (журналов выставленных и полученных счетов-фактур) по показателям: ИНН покупателя и продавца (КПП не сверяется), № и дата счета-фактуры, итоговая сумма и сумма НДС.

Таким образом, у ФНС есть уверенность, что НДС, предъявленный вами к вычету, был заявлен к уплате поставщиком. И наоборот, ФНС сразу видит налоговый разрыв — когда покупатель предъявил НДС к вычету по счету-фактуре, который поставщик не указал в книге продаж или указал с меньшей суммой НДС.

Программный комплекс АСК НДС-2 Федеральной налоговой службой был внедрен 1 января 2015 года. В первые налоговые периоды 2015 года требования о представлении пояснений при расхождениях в счетах-фактурах в учете покупателя и поставщика налогоплательщикам приходили не так часто (в зависимости от того попал ли ваш регион в выборку). Далее такие требования стали поступать на постоянной основе в случаях, когда были допущены ошибки при заполнении книги покупок и продаж. Иногда ошибка могла быть вызвана всего лишь неправильным указанием кода вида операции, который для программы имеет большое значение. В дальнейшем для поиска сложных налоговых разрывов и схем по уклонению от уплаты налога в структуру ФНС были добавлены контрольно-аналитические отделы. Информационные методы проверки совершенствуются, ФНС приступила к разработке программы АИС Налог-3, в которой должны быть добавлены данные: о движении денежных средств, сведения из онлайн-касс, данные ФТС, систем ИР «Маркировка», «Меркурий» и ряд других возможностей (IP-адреса, родственные связи должностных лиц).

В случае выявления сложного налогового НДС-разрыва компания может получить несколько типов запросов:

  • требование о представлении пояснений;
  • требование о представлении документов;
  • уведомление о вызове налогоплательщика в налоговый орган;
  • информационные письма о факте наличия недобросовестных контрагентов.
В указанных документах зачастую приводится цепочка поставки товара (работы, услуги) из нескольких организаций с указанием последнего звена, не заплатившего НДС. Так компании стали узнавать, что при закупке товара (работы, услуги) поставщик, например, третьего или четвертого звена не заплатил НДС, при этом не совсем понятно: как законодательство описывает «сложный налоговый разрыв» и как ваша компания может защититься.

В начале нулевых компании отбивались в арбитражных судах от претензий налоговых инспекций, в случае если их поставщик не уплатил НДС, аргументом «закон не предусматривает ответственности за действия третьих лиц».

Пробел в законодательстве был восполнен арбитражной практикой, которую систематизировал Пленум Высшего арбитражного суда. В Постановлении Пленума ВАС от 12.10.2006 № 53 введено ключевое понятие для подобных споров — необоснованная налоговая выгода, важным критерием которой стало отсутствие у налогоплательщика проявленной должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, а так же приведены примеры обстоятельств, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды в результате отражения в учете операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

В 2017 году норма в отношении уменьшения налоговой базы или суммы налога, подлежащего к уплате, в результате отражения в учете спорных сделок появилась в НК РФ в виде статьи 54.1.

Согласно п. 1 ст. 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, подлежащих отражению в налоговом и бухгалтерском учете.

В соответствии с п. 2 ст. 54.1 НК РФ при отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 статьи, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу при соблюдении одновременно следующих условий:

  1. основной целью совершения сделки не являются неуплата налога;
  2. обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, или лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.
При этом не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания неправомерным уменьшения налогоплательщиком налоговой базы:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах;
  • наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) (п. 3 ст. 54.1 НК РФ).
Таким образом, в целях применения ст. 54.1 НК РФ при исследовании вопроса правомерности принятия НДС к вычету факт неуплаты поставщиком налога не является достаточным, а ключевым моментом является вопрос реальности выполнения сделки контрагентом.

Следовательно, у компании — плательщика НДС, получившей от налоговой инспекции уведомление о «сложном разрыве», есть только два пути:

  • заплатить налог и пени, сдать уточненную налоговую декларацию исключив в ней «проблемный» вычет по НДС;
  • подтвердить реальность исполнения контрагентом финансово-хозяйственной операции сначала в налоговой инспекции, а за тем, возможно, и в арбитражном суде.
В части налоговых правоотношений с необходимостью доказать реальность финансово-хозяйственной операции компания может столкнуться:

  • в ходе проведения выездной налоговой проверки;
  • при камеральной налоговой проверки деклараций по НДС и других налогов;
  • при вызове налогоплательщика (запросе пояснений) в контрольно-аналитические отделы или отделы предпроверочного анализа;
  • при вызове на комиссию по легализации налоговой базы.
Аргументация ИФНС, доказывающая нереальность осуществления финансово-хозяйственных операций, как правило, стандартна. Налоговые инспекции в своих решениях о привлечении к ответственности налогоплательщика приводят следующие характеристики недобросовестного поставщика:

  • юридический адрес фирмы является адресом массовой регистрации, а ее учредитель и директор являются собственником и руководителем большого количества фирм;
  • компания не находится по адресу государственной регистрации;
  • руководитель отрицает совершение сделок и свое участие в управлении фирмы;
  • отсутствие сотрудников, основных средств, производственных мощностей, складских помещений и транспорта;
  • отсутствие общехозяйственных расходов (отсутствие платежей за аренду, за канцелярские принадлежности, коммунальные услуги и т.д.);
  • транзитный характер движения денежных средств, в последующем переведенных в наличные;
  • представление налоговой отчетности с минимальными суммами налогов;
  • счета-фактуры и другие первичные документы, подписаны неустановленными лицами.
Какие аргументы при изучении реальности финансово-хозяйственной операции налогоплательщика с поставщиком арбитражный суд рассматривает в пользу налогоплательщика?

В настоящий момент арбитражная практика оспаривания реальности финансово-хозяйственных операций в большинстве случаев складывается не в пользу налогоплательщика. Вместе с тем, есть решения арбитражных судов, отменивших начисление налога и штрафных санкций и подтвердивших реальность финансово-хозяйственных отношений.

При рассмотрении дела №А06-9720/2015 арбитражными судами первой инстанции, апелляционной и кассационной инстанции были приняты следующие доводы налогоплательщика, подтверждающие реальность выполнения производственных работ спорным поставщиком:

  • главный инженер при допросе в качестве свидетеля подтвердил проведение работ, перечислил виды задействованной строительной техники;
  • инспекция не представила доказательства того, что работы были выполнены налогоплательщиком самостоятельно или третьими лицами;
  • у поставщика имеется свидетельство о допуске к определенному виду или видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выданное саморегулирующей организацией;
  • согласно представленным справкам по форме 2-НДФЛ численность сотрудников поставщика составила 5 человек.
В арбитражном деле №А66-8897/2016 кассационная инстанция подтвердила выводы первой инстанции в отношении реальности сделок с поставщиками — ООО «Горизонт» и ООО «Технотрейдинг». Суд указал на следующие обстоятельства:

  • поставщики являются действующими юридическими лицами, в период исполнения договоров вели активную хозяйственную деятельность, реализовывали товар и другим покупателям, их руководители подтвердили наличие взаимоотношений с Обществом;
  • стоимость товара, приобретенного у ООО «Горизонт» и ООО «Технотрейдинг», не превышала его стоимости у других поставщиков, соответствовала рыночному уровню цен;
  • товар реально получен налогоплательщиком, реализован покупателям, с его реализации исчислены и перечислены в бюджет налог на прибыль и НДС;
  • опровергнут вывод инспекции о наличии у налогоплательщика о возможности приобретать данный товар напрямую у его производителя.
Суды принимают во внимание факт проявления налогоплательщиком должной осмотрительности, в деле №А50-10371/2017 арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанции указали следующее.

До заключения договора поставщик проверен по справочным информационным базам и официальному сайту ФНС. При этом сведений о сомнительности организации, о том, что она имеет признаки «фирмы-однодневки» указанные ресурсы не содержали. Кроме того общество запросило у контрагента пакет документов, подтверждающий его правоспособность, у поставщика отсутствуют объективные признаки «фирмы-однодневки», проверка которых была доступна для Общества. Возможности и обязанности проверять контрагентов 2-го и 3-го звена у Общества отсутствует.

Таким образом, при наличии налоговых разрывов ключевую роль играет возможность доказать реальность совершенных финансово-хозяйственных операций и стандартного пакета первичных документов (товарных накладных, актов выполненных работ, счетов-фактур и т.д.) иметь уже недостаточно.

Для собственной защиты компания должна собрать:

  1. документы, свидетельствующие проявление должной осмотрительности и осторожности: уставные документы поставщика; бухгалтерская и налоговая отчетность; скриншоты сервисов nalog.ru и справочных программ, свидетельствующих об отсутствии адресов массовой регистрации, дисквалифицированных лиц, недостоверности сведений, внесенных в ЕГРЮЛ и т.д.; договоры аренды или свидетельства о собственности на помещения, служащих юридическим и прочим адресом поставщика;
  2. любые дополнительные документы, позволяющие судить о реальности ведения деятельности поставщика: документы, подтверждающие складские, производственные, людские ресурсы, лицензии, свидетельства об участии в СРО, различные сертификаты и пр.;
  3. документы, детализирующие сделку: максимально полный договор, конкретно описывающий товар (работу, услугу), условия поставки, санкции за нарушения условий договора и пр. (не должно быть «рамочного договора»); коммерческие предложения и прочая переписка с поставщиком; транспортные документы; пропуска на территорию; сведения об обстоятельствах заключения сделки — документы, подтверждающие полномочия переговорщиков их доверенности, визитки.
Собрав подобные документы и сведения о реальности поставки и добросовестности контрагента, компания всегда сможет представить их в ответ на запрос ИФНС, в котором говорится о выявленном «сложном разрыве», наиболее полный пакет максимально обезопасит вас от возможных претензий налоговой инспекции.

  • Игорь Григорьев, бывший главный государственный налоговый инспектор МРИ ФНС по крупнейшим налогоплательщикам N8, советник государственной гражданской службы РФ 3 класса


Источник публикации: Клерк.Ру