В 2016 году ООО «В» вышло из состава участников ООО «Г» на основании нотариально удостоверенного заявления с выплатой действительной стоимости доли в уставном капитале. При этом первоначальный взнос ООО «В» в уставном капитале ООО «Г» составил 7 тысяч рублей, а на расчетный счет ООО «В» поступило 3,5 млн рублей в счет выплаты действительной стоимости доли.

В ходе камеральной проверки ИФНС выявила неправомерное исключение ООО «В» из налогооблагаемой базы дохода в сумме 3,5 млн рублей, доначислила налог на прибыль, пени и штраф.

Налогоплательщик считает, что в данном случае подлежит применению пункт 3 статьи 284 НК – к доходам, полученным российскими организациями в виде дивидендов, применяется нулевая ставка. В подтверждение представлена справка об изменении назначения платежа, подписанная руководителем контрагента.

Суды трех инстанций (дело № А60-73229/2017) признали законным решение инспекции, разъяснив, что согласно закону об ООО участник вправе выйти из общества. При этом его доля переходит к ООО, а участнику выплачивается ее стоимость, определяемая по данным бухгалтерской отчетности за последний период. В этом случае налогооблагаемой базой является экономическая выгода в виде разницы между стоимостью оплаченной доли в уставном капитале и выплаченной действительной стоимостью доли.

Суды (постановление кассации Ф09-5576/2018 от 28.09.2018) пояснили, что предусмотренная подпунктом 1 пункта 3 статьи 284 НК льготная нулевая ставка в отношении дивидендов имеет целью устранение двойного налогообложения одних и тех же доходов (полученных и обложенных налогом на прибыль, а затем распределенных и выплаченных им своему участнику). При выплате налогоплательщику дохода в виде дивидендов ООО «Г» обязано было бы исчислить этот доход и указать его в декларации. В декларации ООО «Г» этот доход не отразило. Руководитель и учредитель последнего отрицал выплату налогоплательщику дивидендов, так же как и подписание справки об изменении назначения платежа.